Анна Староверова (fishka_anna) wrote,
Анна Староверова
fishka_anna

Categories:

Встреча с писателем. СКАЗКА о КАМЧАТКЕ

Камчатка. 20 августа. А начну я со сказки...

СКАЗКА о КАМЧАТКЕ
автор: Павел Калмыков

Некоторые говорят, будто Камчатка — край света. Но вы же сами видели, Земля кругла. Где живёшь, там тебе и центр. Живут и на Камчатке. Насекомые, птицы, рыбы, звери, люди. Такие же прекрасные создания, как везде на Земле. Только, конечно, Камчатские. Живу на Камчатке и я, Павел Калмыков. Ничего странного, что Камчатка — мой центр вселенной. А уж Москва, Италия, Новая Зеландия, планета Сатурн, туманность Андромеды — это окрестности Камчатки, ближние и дальние.




Как-то на Камчатке стояло пасмурное лето. Одуванчики почти не раскрывались, люди ходили съёженные и озабоченные. «Завтра снова будет дождь и туман», – грустно обещало радио.

Прилетали самолёты, привозили из отпуска загорелых счастливчиков.

– Здравствуй, Камчаточка, здравствуй, родная! А мы были на юге! Там солнце, солнце, там море теплее, чем утренняя постель... Ох, мы фруктов с дерева наелись, дынями объелись.

«Где-то юг, – вздыхала про себя Камчатка. – А у меня скоро осень. Эх, было время, целые материки двигались. А я? С моими-то вулканами! Похожая на рыбу! Да неужели не смогу?»

И в ночь с пятницы на субботу Камчатка тихо-тихо отделилась от материка и, вильнув хвостом, поплыла на юг. В Тихий океан.

...В это самое время малый рыболовецкий сейнер «Стремительный» вынимал из воды последние центнеры рыбы. Трюмы были полны, и капитан Петров взял курс домой на Камчатку. Но... Камчатки не оказалось на месте. Всю ночь сейнер наугад блуждал в тумане, а на рассвете наткнулся на остров Хоккайдо.

– Конити-ва, японцы! – крикнул капитан Петров. – Камчатку не видели?

– Да, да, как же, – ответили японцы. – Камчатка была, но отправилась далее и поплыла, очевидно, в Австралию.



Винты вспенили воду, и «Стремительный» помчался в Австралию.

...Утром в субботу камчадалы просыпались и с непривычки жмурились:
– Ура, солнце выглянуло! – и спешили на берег загорать.

А мимо берега мчались лазурные моря, проносились острова с пальмами, небоскрёбами и золотистыми от загорающих богачей пляжами. Тропический воздух овевал Камчатку, на вулканах стали подтаивать снега, с городских крыш капала смола. Камчадалы жевали диковинные фрукты – гуаву, маракую – это смелые мальчишки успевали сплавать с авоськой на Калимантан и обратно.



Все купались, играли в волейбол, катались на дельфинах. И только начальство потело в галстуках и пыталось связаться с Москвой. Наконец, Москва отозвалась и сказала: «Никакой паники. Ситуация под контролем. Меры принимаются».



В три часа дня Камчатка, салютуя вулканами, подошла к австралийскому берегу. Стайка одурелых от жары камчатских медведей бросилась в глубь материка, распугивая кенгуру и страусов.



А люди – австралийцы и камчадалы, – радуясь, что исчезли границы и расстояния, жали друг другу руки, обнимались и целовались. Там и сям интернациональные компании распевали «Катюшу» и «Мани-мани». Коллекционеры менялись марками и юбилейными монетами. Над Авачинской бухтой сверкали брызги, слышался многоязыкий смех и визг.

А Камчатка улыбалась про себя: то ли ещё впереди! Дав предупредительный взрыв вулканом Шивелуч, она отвалила от зелёного континента. В этот момент на австралийском берегу остановилась машина, оттуда вылез председатель Общества австрало-российской дружбы и закричал, размахивая флажком:
– Джяст ю вэйт! Подождьите!

Но было поздно. Рассекая воду мысом Лопатка, наш полуостров уносился в сторону Африки.

Настала южная ночь. На Камчатке спали разве только грудные дети. Море дышало. Море светилось. Огромные звёзды сияли, как дыры в ночи. Все девушки в ту ночь повлюблялись, а которые уже были влюблены – полюбили ещё сильнее.



Старушки делали на крыше гимнастику. Синоптики составляли прогноз: погода в воскресенье будет чудесная.

К утру МРС «Стремительный» с гребнем брызг затормозил у Мадагаскара.

– Ау, малагасийцы!– прокричал в рупор капитан Петров. – Камчатка не проплывала?



– Недавно была, но скрылась из виду и поплыла час назад в Антарктиду.

– Курс – зюйд! – скомандовал Петров. – Не дадим пропасть улову ценных промысловых рыб!

Два дня блудный полуостров носился по океанам. На Мальвинских островах помог синему киту сняться с мели. Распугал пиратскую флотилию в Карибском море. Передал президенту Венесуэлы привет из России и оленьи рога на стену. В Северной Атлантике за Камчаткой увязался авианосец «Эндуэй». С прибрежных сопок на него свистели мальчишки и стреляли из рогаток. Когда в адмиральской каюте высадили стекло, авианосец не выдержал и отстал.

Камчатка хотела вернуться домой к началу рабочей недели, но вдруг застряла в Беринговом проливе. Камчадалы все как один вышли на воскресник и упёрлись руками в стесняющие берега. Жители Чукотки и Аляски помогали изо всех сил. Два континента содрогались в землетрясениях. И всё без толку! Но вот – подоспел героический сейнер «Стремительный», присоединился к общим усилиям, и – ура! – словно пробка, Камчатка выскочила из пролива в Берингово море. Криками ликования огласился Дальний Восток!

А потом Камчатка аккуратно вползла под шапку облаков на своё место – и как будто никуда не уплывала... Усталая, заснула. Блаженно вытянулись в постелях усталые камчадалы. Малый рыболовецкий сейнер «Стремительный» уткнулся носом в тёплый Камчаткин берег и тоже заснул.

А мир шумел сенсациями.



Австралийцы изловили беглых русских медведей и выслали на родину круизным лайнером.

Адмирал с авианосца «Эндуэй» подал в отставку и стал бороться за мир.

Сантехник Семёныч отстал от полуострова в антарктических водах, но, проявив чудеса стойкости, добрался до полярной станции «Восток».

Животный мир Камчатки пополнился ещё одним видом: в Долине гейзеров пригрелось семейство аллигаторов.

Иностранные военные разведки задумались над непостижимым русским секретом.

А это и не секрет. Просто люди нежно любят свою Камчатку, а Камчатка любит своих людей. И Камчатка – не какой-то кусок суши, не мертвая стратегическая территория, а – КАМЧАТКА!
***
КОНЕЦ



***

Камчатка. 20 августа. Вечер. Встреча с писателем
Что для меня Павел Калмыков? Чтобы ответить на этот вопрос, надо бы вернуться ненадолго в мои 18 лет — в 1989 год. Жили в рабочей общаге четверо друзей: Вовка, Коля, Саня и Я. Жили, не тужили, играли в «тыщу» и в жмурки, махорку в косячки сворачивали, из одной сковородки макароны ели с яйцами. Короче, дураки были. Но книжки читали: бездельное веселье нередко чередовалось с тихими читальными вечерами (деньги-то всё равно – «девались»). Саня был главным поставщиком литературы. Его возвращения из родительского дома ждали каждый раз особенно: знали, что привезёт вкусненького пожрать и новое чтиво. В очередной раз привёз Саня «Уральский следопыт» со сказкой «ШКОЛА МУДРЫХ ПРАВИТЕЛЕЙ или ИСТОРИИ КОРОЛЯТНИКА». Читали сказку поочерёдке, а ржали вместе. Невозможно же было не смеяться, когда Вовка гоготал с койки: «ночка маленьких ужасов… гы-гы-гы… некрупный орёл… аха-ха… что это за тряпочка под тобой…». Сказка мне больше чем понравилась, если ещё учесть, что мои впечатления были увеличенными в четыре раза. Ни на что из читанного она не была похожа, а похожа была на наше коллективное детство: на хиханьки и хаханьки в темноте, на весёлую и глупую жизнь с круглыми глазами. Ну вот, а написал сказку Павел Калмыков.
«А у него есть ещё книжки? А почему больше не печатают? — спрашивала я Саню, твёрдо уверенная, что он должен знать всё на свете. Получалось, что больше нет ничего.
«Королятник» я прибрала к себе поближе, подальше от мальчишек — унесла на работу (тут как в сейфе). Сказка и сегодня лежит на моём столе, перечитанная за 20 лет десятки раз, с пожелтелыми страницами, потёртая, с рисунками художника Коротича, частично раскрашенными мной. Фразочки из «Королятника» я могла и могу цитировать.
Автора я особо не пыталась себе представить, а если бы и пыталась, то он, скорее всего, показался бы мне Есениным с бантом, или как Гоголем или Лермонтовым. Или как художником Алимовым. В общем, таким, как на портрете, на стене в школьном классе — смотрящим вдаль и при параде.
В 2008 году в доме появилась книга «ВЕТЕРАН КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ или транзитный современник. Документальная сказка». Того самого Павла Калмыкова! И только тогда я впервые увидела автора. «Ээээ… это он? Лохматенький в джинсах? И с лыжной палкой».

Я была весело удивлена: ну не похож он на писателя, не так я представляла себе писателей, не такие писатели на картинках.
«Ветерана» я не дочитала. Написана она классно и весело, но споткнулась я о Кощея Бессмертного, помешало моё отрицательное отношение к присутствию сказочного «люда» в современной действительности (позднее дочитала).
Дальше вмешался интернет. Желая продвинуть моих медвежат, Саша буквально силком усадил меня за ЖЖ. Со скрипом, но я втянулась в эту жизнь в виртуале. И нашла на журнальных страницах Павла Калмыкова. Так что нас, можно сказать, свели медвежата. Я радовалась как дитё малое:))) Хвастала домашним: «А Калмыков заглядывал в мой ЖЖ!.. А он ответил на мой комментарий!».
А сегодня я увижу писателя живого и настоящего. Уже я могу называть его Пашей, и даже Пашкой — он не обидится. Но как же волнительно и страшно! Уже сорок минуть осталось, а я только из Долины вернулась. Душ, фен, расчёска, зеркало… вещи вдруг растерялись и перестали слушаться… я глаза себе нарисовала (писатель писателем, но он же ещё и просто мужик). Ох, и дура же я! Снова умылась, стёрла краску с глаз. «Не замуж же я за него собралась!» — так я резко пристукнула распирающее возбуждение и пошла.

Небо было самым красивым в этот день. И закат.


Я наконец-то увидела вулкан Вилючинский.


К нашей встрече присоединился Денис Лопатин. Не знаете Дениса? Так узнайте!
А вообще, писатели — это тоже люди. Википедия вам расскажет.



Паша. Вот он, писатель смотрящий вдаль:) Мне нравится эта фотография


Пашин медведь и мой заяц сидят в моих кроссовках, смотрят на океан и скалу Ворота.


Мы. На макушке Носорога. Пока забирались, наискали осколков древнего обсидиана.


P.S. Хочу поблагодарить Пашу за те два дня, что пришлось ему со мной нанянчиться. Пешком по Камчатке ходить я умею плохо, за коряги зацепляюсь, петь не умею, говорю невпопад… — не подарок я. Вздыхаю. Ну что ж? — бывает нужно стать жертвой читателя. Зато, со стажем.
Хотя… Чёрт возьми! Чего это я? Я — тот ещё подарок!!!
Tags: Камчатка, МОИ РИСУНКИ, друзья
Subscribe

  • как носы кажут

    "Нос не кажет" - в далёком детстве выражение фантазировалось мне смешным. А если кажет, то как это выглядит? Это же какой должен быть носяра,…

  • Длиннохвостые синицы

    Иначе зовутся они ополовниками. Прежде я приносила для них свежую мягкую булочку и крошила на снег. Птичка подбирала крошку и повисала с ней вверх…

  • Тайнопись

    Целый ствол с письменами, раскрывающими историю многочисленного короедного семейства. Открыл их дятел, скорее всего. Я увидела, да прочесть толком не…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments

  • как носы кажут

    "Нос не кажет" - в далёком детстве выражение фантазировалось мне смешным. А если кажет, то как это выглядит? Это же какой должен быть носяра,…

  • Длиннохвостые синицы

    Иначе зовутся они ополовниками. Прежде я приносила для них свежую мягкую булочку и крошила на снег. Птичка подбирала крошку и повисала с ней вверх…

  • Тайнопись

    Целый ствол с письменами, раскрывающими историю многочисленного короедного семейства. Открыл их дятел, скорее всего. Я увидела, да прочесть толком не…